Вопросы интеграции

Конец 18 года один-в-один начинает напоминать конец двух прошлых лет — 2005 и 2008, которые закончились двумя короткими, ожесточенными и внешне успешными для Кремля газовыми войнами с Украиной. Правда, именно поражение в этих войнах привело к тому, что Украина приняла для себя стратегическое решение на изоляцию от России.

Сейчас всё повторяется: теперь объектом агрессии становится Белоруссия. Тот же сценарий — принуждение к политической капитуляции через топливный шантаж. Введенный в России «налоговый маневр» лишает белорусский бюджет только в 19 году 300 миллионов долларов, а в целом может послужить причиной потерь, измеряемых миллиардами долларов. Неудивительно, что Лукашенко вынужден как на работу ездить в Москву перед Новым годом.

К приезду высокого гостя уже всё готово — Медведев подписал распоряжение о создании очередной рабочей группы по интеграции. И хотя обе стороны категорически отказываются от проведения параллелей происходящего процесса шантажа с созданием Союзного государства, цель давления Кремля очевидна: Белоруссию принуждают к интеграции с Россией и юридическому созданию Союзного государства, которое по факту означает поглощение Белоруссии.

Внешне ситуация выглядит радужно и духоподъемно, пропаганда может готовиться к взрыву славословия, но это чем-то напоминает брак по принуждению с лозунгом: «А куда ты денешься, стерпится-слюбится».

Цель создания Союзного государства прямо сейчас и такими, скажем откровенно, варварскими методами, очевидна: Путин готовит «транзит власти». Сценариев «транзита» несколько, буквально недавно запущен запасной вариант с изменениями в Конституции, но пока этот сценарий явно откладывается в сторону, хотя и не слишком далеко: шанс на то, что Лукашенко согласится сдать Белоруссию, не так уж и велик. У него крайне мало пространства для маневра, но помимо объективных и крайне неблагоприятных обстоятельств, вынуждающих Лукашенко поддаваться шантажу, есть и субъективный фактор самого белорусского президента.

То, что большую часть неблагоприятных факторов, подчиняющих Белоруссию кремлевской политике, создал сам Лукашенко, нет смысла оспаривать. Белоруссия гораздо более сбалансировано, чем Украина, играла на европейско-российских противоречиях на своей территории — факт. В этом смысле один-единственный Лукашенко на порядок умнее всего украинского политикума, на котором природа явно отдохнула и выспалась. Но перекос белорусской политики в сторону России и гораздо более холодные отношения с Европой — тоже факт. Именно поэтому Белоруссия уязвима для шантажа, и сейчас это особенно заметно.

Удастся ли Кремлю задавить Лукашенко и заставить его принять ультиматум, пока неясно. Сложно даже оценивать вероятности. Белорусская элита отчетливо понимает, что создание Союзного государства и единого политического пространства (проще говоря — поглощение Белоруссии) автоматически приведет к перераспределению активов в пользу преступных сообществ России, чьи интересы сегодня и выражает правящая клика. Уже поэтому Лукашенко не имеет мандата на интеграцию «со своей стороны». Его сколько угодно можно называть диктатором, но без поддержки своей элиты, имеющей вполне конкретные экономические интересы и активы, его «диктатура» не продержалась бы столь долго. В этом плане ни малейшего желания запускать к себе российские ОПС у белорусов, понятно, нет — не зря в свое время Лукашенко столь свирепо отбил атаку Керимова по захвату «Белкалия» — вплоть до тюремной посадки одного из его топ-менеджеров. «Интеграция» с Кремлем приведет к тому, что все белорусские активы будут в короткие сроки захвачены кремлевскими, тем более, что для них сейчас это вопрос выживания.

Но в том и проблема Лукашенко — он, опираясь на свою элиту, даже карманную, не имеет столь же однозначной поддержки со стороны народа — строительство национального государства велось исключительно проектным путем сверху, любая инициатива снизу попросту выжигалась. И сейчас у него нет возможности апеллировать к народу, который в массе своей либо нейтрально, либо даже вполне оптимистично смотрит на вопрос присоединения к России, не очень хорошо понимая, что из себя представляет ее нынешняя мафиозная версия. Лукашенко может попытаться это сделать, но ему в таком случае нужно будет опираться на местных националистов и молодежь, для которых он точно не «свой». Этого инструмента у него нет. Теоретически в случае военного вторжения Лукашенко может консолидировать вокруг себя и эту (немалую) часть населения, но у Кремля нет задачи по силовому решению — шанс на то, что удастся выкрутить руки и вынудить Лукашенко капитулировать в имеющемся формате, довольно велик.

Правда, даже в случае принятия условий ультиматума, Лукашенко может попытаться саботировать процесс ускоренной «интеграции», но это сделать будет крайне сложно: у Путина есть свой собственный дедлайн — 24 год. К 24 году (а видимо, еще раньше, так как ситуация в самой России все ближе к катастрофе) ему нужно решить вопрос власти и создать условия для того, чтобы оставаться на первом месте. Союзное государство дает ему легальную возможность, став президентом нового государственного образования, быть первым лицом еще два срока — то есть, не менее 10 лет. И уж если Лукашенко даст свое согласие, его поставят в предельно жесткие рамки.

Однако всё это пока крайне гипотетически. Согласия Лукашенко нет, желания «интегрироваться» с кремлевскими — тоже. Проблема Лукашенко еще и в том, что обратиться за помощью на Запад сейчас ему практически невозможно: Трамп исповедует принципиально иные подходы, чем все предыдущие американские президенты, ему глубоко безразличны локальные споры дикарей где-то на задворках Ойкумены. Европейцы в этом плане деморализованы, а потому могут помочь Лукашенко (даже если будут испытывать к этому желание) в основном морально.

Кремль, нужно отдать ему должное, основательно подготовился к недружественному поглощению лакомой территории, плюс сложился целый ряд благоприятных факторов, в том числе и международных.  Есть, конечно, и негативные, но шанс на тихую аннексию Белоруссии сегодня довольно велик. Поэтому Лукашенко и встречатся с Путиным снова и снова, пытаясь как-то выскользнуть из дружеских объятий. Как ему это удастся и удастся ли вообще — нужно смотреть. Ситуация явно нетривиальная.

Для Кремля вопрос поглощения Белоруссии выглядит принципиальным — оно даст возможность продлить существование режима еще на несколько лет. Созданная в России набеговая экономика может существовать только в режиме захвата все новых ресурсов, поэтому аннексия Белоруссии позволит отсрочить неизбежную катастрофу режима. На 5-7-10 лет. Что для нынешних с их планированием до следующего четверга максимум — вообще космические перспективы. Поэтому интерес к захвату Белоруссии именно сейчас крайне высок, ставки подняты буквально до небес.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.