Размены и договоры

На встрече в Ханое Трамп и Ким Чен Ын могут договориться о формальном окончании Корейской войны. С фактической точки зрения это мало что меняет, но сам факт очередной встречи Кима и Трампа показателен: к примеру, с Путиным Трамп за время президентства встречался существенно реже, на бегу и по пустяковым поводам. И практически без результатов.

В какой-то степени это «вина» самого Трампа, который не имеет цельной сбалансированной внешней политики. Она для него фрагментирована на важные направления и все остальные. Поэтому госдепартамент Трампа — это одно из самых неэффективных ведомств, в котором до сих пор царит аппаратная неразбериха, а нынешний госсекретарь Помпео — один из самых слабых госсекретарей за многие десятилетия. Нет задач — нет и инструмента.

Однако в силу того, что США — это все-таки настоящая сверхдержава, то внешняя политика остается ее неотъемлемой и очень важной частью, просто сейчас на «неважных» для Трампа направлениях дела ведут неформальные, но крайне влиятельные группы влияния, как это становится совершенно очевидным в случае Венесуэлы. Сенатор Марко Рубио значит в венесуэльском кризисе гораздо больше, чем весь госдеп во главе с Помпео.

Для России происходящее выглядит несколько обескураживающе: кремлевская стратегия шантажа и разменов в такой хаотичной фрагментированной американской политике просто не работает. Нет субъекта для торговли. Тому же Марко Рубио глубоко безразличны схемы многосторонних разменов: Венесуэлу на Сирию, Сирию на Украину, Украину — на газпромовские Потоки. А смысл всех путинских авантюр — это как раз создание разменных схем. Которые теоретически могут работать, но только в случае, если с другой стороны стола есть тот, с кем об этом можно поговорить. Трампу глубоко безразлична эта Сирия, Украина, да и сама Россия, в общем, тоже. Два приоритета внешней политики Трампа — Китай и Европа, все остальное — побочно и утомительно.В путинских запутанных схемах есть фатальная проблема: достаточно выпасть одному звену, все размены разваливаются. А тут выпадает почти всё.

Поэтому Трамп и не встречается с другом Владимиром — некогда и не о чем. Попытки Путина показать свои ракеты никакого интереса не вызывают — реальное положение дел в российской промышленности или армии является секретом только для российского населения, которому развешивают клюкву в СМИ и с трибун. Американцев такие конвульсии в лучшем случае могут удивить, но уж точно не встревожить. И ничего другого, кроме мультфильмов, у Путина нет. Украденный у народа триллион, лежащий в западных банках — надежный крючок, на котором трепыхается уголовная братва, захватившая власть в России.

Для Трампа Ким Чен Ын представляет на порядки больший интерес, чем какой-то там Путин: Ким — это инструмент торга и размена с Китаем. И чем он будет торговать с Путиным? Южной Осетией? А где это? Уровень союзников определяет твой уровень — так было всегда и будет впредь.

Поэтому перед поездкой в Ханой Трамп перенес сроки введения антикитайских пошлин, так как продолжает рассчитывать на заключение торгового соглашения с Китаем на своих условиях или близких к ним. Для болеющего фантомными болями величия Кремля это все, конечно, как ножом по стеклу, но реальность выглядит именно такой: бездарные лузеры, проматывающие чужое наследство, неинтересны. Им нечего предложить, они ни к чему не способны. О чем с ними разговаривать?

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.