Какая реальность скрывается за «гибридной войной» – 0

фото

Оглавление

0. Введение
1. Как нарастала враждебность
2а. Кто запустил легенду о «гибридной войне» (а)
2б. Кто запустил легенду о «гибридной войне» (б)
3а. Возможна ли для РФ стратегия «гибридной победы» (а)
3б. Возможна ли для РФ стратегия «гибридной победы» (б)
4. Какие результаты даёт Москве «гибридная война»
5а. Насколько симметрична «гибридная война» (а)
5б. Насколько симметрична «гибридная война» (б)
6а. Что стоит за практикой «перманентной войны» (а)
6б. Что стоит за практикой «перманентной войны» (б)
7а. Кто затеял информационную войну против населения планеты (а)
7б. Кто затеял информационную войну против населения планеты (б)
7в. Кто затеял информационную войну против населения планеты (в)
7г. Кто затеял информационную войну против населения планеты (г)
8а. Откуда идёт управление (а)
8б. Откуда идёт управление (б)
9. Чьи агенты строят из РФ «гибридного агрессора»
10. Заключение.

0. Введение

Фрагмент песни капитана Врунгеля «Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт» можно воспринимать как милую шутку: в конце концов, яхта – вещь, успех плавания которой зависел от команды, и вряд ли её команда постоянно держала в мыслях её название, чтобы сообразовать с ним свои действия. Другое дело – если люди как-то называют сложные и неоднозначные процессы, в которые они вовлечены, или состояние, в котором они при этом находятся. В этом случае, задумываясь, как поступить в той или иной ситуации, они уже ориентируются на ту характеристику, которую дали своему состоянию или процессу, в который вовлечены. Название задаёт спектр возможных поступков. Как только Петя осознал, что любит Машу (и сформулировал это для себя), он будет вести себя по отношению к ней уже немного по-другому, чем до своего прозрения.

Одним из таких сложных явлений, процессов, состояний, в которые вовлечены уже сотни миллионов людей, стали отношения Запада и РФ. Они, конечно, включают в себя самые разные случаи и проявления во множестве аспектов, которым трудно дать обобщающую характеристику в едином термине. Но когда такая характеристика будет найдена и принята политическим классом участвующих стран, последний уже будет учитывать эту характеристику при подборе стратегии и тактики, подчиняя внешнюю политику тем стереотипам, которые следуют из слова, подобранного для описания происходящего. Ярлык, прикреплённый к явлению, влияет на отношение людей к явлению, а следом – и на его дальнейшее развитие.

Плохая новость состоит в том, что с отношениями Запада и РФ описанная метаморфоза – превращение из неназванного, многосоставного и неоднозначного процесса во что-то предопределённое и запрограммированное с помощью прикрепления ярлыка – практически завершилась. Едва ли не общепринятым стало представление, будто эти отношения перешли в стадию т. н. «гибридной войны». Для раскрытия содержания этого термина, для описания приёмов «гибридной войны» и доказательства того, что РФ только и делает, что «гибридно воюет» со всем миром, только академических работ написано уже сотни, а что говорить о публицистике, новостных сообщениях и поточных массовых коммуникациях в форме комментариев из блогов, личных бесед и т. д.! Понимание поведения РФ как «гибридной войны» стало общим местом в западном дискурсе и уже сейчас вносит немалый вклад в определение политики Запада, соответственно, и в РФ доформировывается «зеркальное» представление о действиях Запада.

При этом ситуация намного хуже времён «холодной войны», тоже влиявшей своим названием на взаимоотношения СССР и Запада. Словосочетание «холодная война» – само по себе оксюморон, подобный «леденящему огню», поскольку включает определение «холодный», несовместимое с понятием войны, что указывает на не вполне настоящий характер указанного типа «войны». Это понимание ограничивало СССР и Запад в возможных мерах, принимаемых друг к другу и особенно к народам противоположной стороны. Понятие «гибридной войны» такого ограничения уже не содержит – напротив, добавляет для западного обывателя устрашающую коннотацию, связывая угрозы от РФ с какими-то гибридами из фильма ужасов.

Некоторые патриоты могут обрадоваться такой характеристике отношений с Западом, уповая на то, что её закрепление не позволит элите РФ дальше играть в сливные игры и заставит страну перейти к решительному сопротивлению, быть может, с другим руководством. Но оснований для такой надежды нет, поскольку действия РФ относительно Запада ограничены другими факторами, и это не только местонахождение оффшоров и отпрысков элиты, но и глубочайшая зависимость всей общественной инфраструктуры РФ, не позволяющая стране вступить в полноценное противостояние. По этой причине «гибридная война» для Запада и русских совершенно несимметрична. В известном на сегодняшний момент виде это грандиозная пропагандистская мистификация, направленная на то, чтобы выстроить наиболее комфортные для Запада условия «противостояния». Есть, конечно, и другие факторы, но о них позже. Главное, что нет ни малейших оснований радоваться, что наконец-то отношениям с Западом подобрано правильное слово, которое-де заставит «Россию» проснуться. Напротив, как мы увидим ниже, принятие западного понимания «гибридной войны» заставило РФ уже окончательно перейти к игре в поддавки и сознательно сносить новые и новые удары, не переходя к реально болезненным ответным действиям, которые облегчили бы перспективы страны в этом полунастоящем-полуфальшивом противостоянии.

Миф о «гибридной войне» (в том виде, в котором он навязывается) сам по себе является мощнейшим оружием против русских, потому что подталкивает Запад продолжать удушение России и русских, а РФ подталкивает к тому, чтобы покорно приноравливать шею к стягивающейся удавке. Он также опасен для остального мира, поскольку запускает его по ложному пути преодоления международных проблем. Этот миф должен быть разрушен и заменён правильным пониманием происходящего.

Первый шаг на этом пути – разобраться с историей становления мифа и стоящими за ним реальными процессами. Этому и будет посвящён настоящий материал.

В нижеследующем тексте нам нужно рассмотреть следующее вопросы:

Как взаимоотношения Запада и РФ воспринимались сторонами до событий 2014 года?
Кем и как была подброшена концепция «гибридной войны» в приложении к взаимоотношениям Запада и РФ?
Есть ли рациональное зерно в представлении о возможности нанести непоправимый ущерб противнику методами «гибридной войны», в частности, разрушить государственность и т. д. (в приложении к взаимоотношениям Запада и РФ)?
Какая реальная стратегия кроется за затягиванием вялотекущих войн современности и чья она?
Насколько одинаковы перспективы якобы противостоящих в «гибридной войне» сторон?
Кто дирижирует «противостоянием»?
Как была задумана и внедрена практика современных информационных войн с использованием сетевых технологий?
На кого и на что работают организаторы и проводники вскрывшихся «гибридных методов» на Западе и в РФ?

/Продолжение следует./

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.