Бесконечный процесс

Турция обратилась к США за военной помощью в борьбе с Исламским государством. Логика обращения внешне имеется — турки готовятся к операции на севере Сирии и после выхода американских военных останутся единственной системной силой на востоке Сирии. При этом условие Трампа на вывод войск недвусмысленно: вывод состоится лишь при гарантиях продолжения борьбы с ИГИЛ.

Здесь, конечно, получается довольно странная ситуация: американцы выходят, но турки просят их оказывать помощь там, откуда они выходят. Однако здесь все логично: выходят только наземные американские силы, численность которых невелика — порядка 2 тысяч человек. Коалиция никуда не уходит, все организационные структуры коалиции продолжают работать, взаимодействие остается. Кроме того, регион насыщен базами США, откуда в получасовой доступности находится вся восточная Сирия — российская ЧВК, попытавшаяся в феврале прошлого года порешать проблему своего нанимателя, это очень хорошо для себя уяснила.

Другой вопрос, что за внешней оболочкой есть и внутренняя часть. Продолжает действовать соглашение о разделе зон оккупации Сирии, по которому вся территория восточнее Евфрата закреплена за коалицией, Асада в этих соглашениях на востоке Сирии нет. Поэтому турки рассчитывают, что американцы продолжат угрожать сирийско-иранским формированиям в случае их попыток пересечь Евфрат. Кроме того, Турция рассчитывает обезопасить себя от внезапных визитов российской авиации на востоке страны. И здесь неявное присутствие американцев будет более чем кстати.

Отношения Турции и Кремля могут в ближайшее время осложниться — попытка протурецких боевиков зачистить идлибскую зону от джихадистов ХТШ проваливаются. Наоборот — боевики Джуляни самым активным образом кошмарят своих «умеренных коллег» из Ахрар аш-Шам, Суккур аш-Шам и прочих. Зачистка территории от Джебхат ан-Нусры (она эе ХТШ) оборачивается расширением подконтрольных ей территорий. Российские военные пока хранят по этому поводу молчание, но по всей видимости, радости от развития событий они не испытывают, а главное — вполне резонно подозревают турецких партнеров в том, что именно они поспособствовали тому, что план по зачистке от джихадистов Идлибского анклава начинает разваливаться буквально на глазах.

Любая победа джихадистов (даже локальная) резко прибавляет им популярности и способствует тому, что часть неопределившихся боевиков в зоне примыкают к ним, а значит, политическое урегулирование, которое и без того висит на волоске, продолжает выглядеть весьма фантомным. При этом Астанинские соглашения — единственное, чем может козырять Путин перед своими западными партнерами. Российскому электорату он, конечно, может вешать лапшу на уши про то, что именно он победил ИГИЛ, но партнерам такую ахинею продать не получается: все достижения Путина — это взятие Пальмиры — концерт в Пальмире — драп из Пальмиры — снова взятие Пальмиры и деблокада Дейр-эз-Зора. Негусто для победителя. Впрочем, чтобы считаться одним из победителей, этого, конечно, достаточно. Но и только. А вот Астанинское соглашение — это козырь. Тут есть что предъявить, но пока судьба соглашения зависла примерно на том же уровне, что и Минские соглашения — есть-то они есть, но на этом и всё. С результатом реализации негусто.

Поэтому Кремль достаточно нервно относится к проблеме Идлиба, который разрушает процесс реализации Астаны (или хотя бы его имитации). Поэтому от турок в довольно категоричной форме было востребовано решить проблему Джебхат ан-Нусры и других клонов Аль-Кайеды в зоне в обмен на отказ от карательной экспедиции Асада. Турки абсолютно согласны со своими партнерами, но никаких телодвижений три месяца не производили.  А то, что происходит сейчас, говорит лишь о том, что лучше бы и не производили — «умеренные» терпят если не разгром, то поражение, что создает весьма неприятные последствия.

В общем, напряженность между Кремлем и Анкарой вполне может возрасти, причем в ближайшее время, поэтому турки и просят американцев продемонстрировать свою готовность оказать им помощь, чтобы российские коллеги слегка урезали свои возражения.

Сирийская война продолжается. Кремль со всего размаха залез в болото, из которого выбраться практически нереально. Можно записать ролик о том, что мы одержали в Сирии победу, и крутить его повторы хоть через день, к реальности всё это не имеет ни малейшего отношения. Победа — это всегда конкретный результат, и уж точно не бесконечный процесс.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.